Дата размещения:2015-05-15

Небеса в душе киржачан. Реставрация храмов. Проходя по территории Александровского Кремля, не задумываешься, какими силами выполнялись трудоемкие и уникальные работы по снятию креста для реставрации над древним храмом и установке звонницы на колокольне, по замене устаревшей кровли храма на медную. Лишь только любуешься всей этой красотой, да слушаешь мелодичный перезвон то с одной колокольни, то с другой. А ведь дали вторую жизнь древнему храму и звоннице, и услышали язык колоколов в ближайшей округе все жители города Александров, благодаря нашим парням из Киржача… Живет в нашем городе такой парень Чабан Анатолий Петрович. Первая встреча с ним состоялась у нас с мужем на проводах Валерия Герасимовича Галайды, где присутствовали родные, друзья и сослуживцы. В годовщину памяти Валерия Герасимовича посетили все мы памятный камень, заложенный на улице братьев Галайды, потом вспоминали об испытаниях, проводимых на аэродроме, о прыжках с парашютом и о многом удивительном для нас, казалось бы, из области фантастики. Довольно интересные факты из трудовой деятельности главного героя сегодняшнего рассказа мы узнали, рассматривая фотографии прошлых лет. «Есть ли у Вас ещё какие-либо фотографии о работе на аэродроме? - задаю я вопрос Анатолию Петровичу. «Конечно, есть, да я могу рассказать о них более подробно, но всего не перескажешь». Меня заинтересовали происходившие события того времени и я напросилась в гости к Анатолию Петровичу и его супруге Галине Петровне. Они пригласили нас к себе. И вот эта долгожданная встреча. Супруги приняли меня с дочкой очень приветливо, как будто мы всю жизнь были знакомы. А ведь это так оно и есть, ведь о молодых инженерах, что прибыли первыми на аэродром работать, нам с сестрами рассказывала наша мама, и их фамилии часто были на слуху. Как всё это было? Над храмом кружил вертолет… Много очевидцев могут рассказать об увиденном, но я расскажу эту историю от имени Анатолия Петровича Чабана. Необычная работа. «Были и такие далеко не ординарные работы в моей биографии, - начал свой рассказ Анатолий Петрович, – когда мы с бригадой сослуживцев устанавливали купола и кресты на храмы, колокола и Биллы на звонницы в городе Александров и у нас в Киржаче. Началось всё с того, что многим, не только в Киржаче, были известны уникальные работы по испытаниям, проводимые на аэродроме. Одним из них был работник охраны аэродрома, который был прихожанином в одной из церквей Александровского Кремля. Тогда в Успенском монастыре служителем был протоиерей Георгий Запольнов (служба с 1988 года по 1991 год). Когда отец Георгий попал в безвыходное положение, вот тогда и посоветовал охранник наших ребят, за работой которых он часто наблюдал, стоя на посту. Уже отлитые в Воронеже колокола, оказывается, из-за малой высоты ворот, нечем установить, кран в ворота Кремля не проходил. А Министерство культуры РФ по охране памятников архитектуры не давало согласия на нарушение стен Кремля и усиление полов на звоннице для размещения на нем колоколов». Перед четверкой инженеров во главе с начальником ЛИК Старовойтовым Владимиром Гавриловичем, Чабаном Анатолием Петровичем, Кобылкиным Сергеем Николаевичем и Егоровым Евгением Александровичем (все выходцы из испытателей парашютной техники) стояла не свойственная им задача - поднять и удержать на весу до подвески, да неизвестно чем 800 килограммовый колокол и его шесть собратьев. «Работа по ручной установке Биллов в Свято-Благовещенском монастыре под руководством Сивцова Юрия Олеговича показалась впоследствии просто разминкой 2-го января после праздничной новогодней ночи. Событие по поднятию колоколов на колокольню Успенского монастыря происходило в марте 1991 года за две недели до Светлой Пасхи. Подъем колоколов и монтажные работы, на которые в городе Ковров ушло двое суток с помощью двух кранов, решили проводить с помощью вертолета. От начальника ЛИК Владимира Гавриловича Старовойтова было получено добро на проработку проекта». Начинаются предварительные работы: Чабан Анатолий Петрович составляет проект по поднятию колоколов, разрабатывает программу работ под видом испытаний. «Владимир Гаврилович обращается к руководству НИИ Парашютостроения в Москву, где на методическом совете скорпулезно изучают необычную работу и утверждают документацию. Две недели готовили всю оснастку. Вместо усиления полов на звоннице готовили инженерную конструкцию весом в 400 кг – ферму, её поднимали и размещали внутри звонницы также вертолетом. На что отец Георгий заметил: «Ну, если эту девятиметровую махину ребята собираются затащить внутрь звонницы, закрепив внутри оконных проемов, соорудить балкон, тогда за колокола и звонницу я спокоен». Роликовая дорожка для транспортировки колоколов к месту подвески длиной 9 м выходила на сооруженный балкон. На неё с помощью вертолета устанавливали поочередно главный колокол и подзвонки, собранные матрешкой, потом по роликовой дорожке вручную закатывали колокола к месту подвески. И так, вся работа была выполнена в три подъема в считанные часы. Самый тяжелый колокол весом 800 кг устанавливался вертолетом на балкон один. Задача, которая стояла перед участниками этого проекта: не повредить конструкцию памятника архитектуры, провести монтажные работы с помощью вертолета без опускания колоколов на ветхий пол звонницы. Два колокола укрепили на одном бревне (пришлось его видоизменить, с благословения отца Георгия, хотя оно представляло историческую ценность), пять колоколов – на другом бревне. Из повествования старейшего представителя областного отдела культуры впоследствии мы узнали, что нарушили этим самым памятник архитектуры. Всего еще в трех городах остались такие ценности, которые служили для подвески колоколов, звон которых издавался раскачиванием самого колокола, а не языка, как в городе Александров, в одном из городов Прибалтики, Калининграде (бывший Кенигсберг) и в Пскове. Но ребят в МАИ этому не учили, до Пасхи Христовой оставалось три дня, а звонница по желанию отца Георгия должна оповестить всему миру о светлом дне во время празднования Святой Пасхи. И вот все колокола на месте, но музей закрывался, так что работы по подвеске колоколов, к досаде бригады слесарей: Чернова Валентина Сергеевича, Андрианова Бориса Ивановича и Ануфриева Александра, придумавших уникальный способ подъема колоколов при подвеске в ограниченном пространстве, был проверен при завершении работ только на следующий день. И уже после полудня отец Георгий не удержался и Благовестом озарил, столь долго ждавший праздничного звона, город Александров. Так колокола на Распятской колокольне в Успенском монастыре города Александров зазвонили не в Светлую Пасху, как повествует история, а в субботу, перед Пасхой, благодаря отцу Георгию, что привело к изумлению прохожих. То ли характер у него такой неугомонный, то ли мы ему понравились… Но на этом наши дерзания не закончились. Команда: «Подъём!» Второй этап нашей небесной работы в городе Александров - снятие креста с купола на соборе для выполнения реставрационных работ. Крест весом 200 кг снимали уже вертолетом МИ-24 с одним летчиком-испытателем первого класса Кручининым Юрием Ивановичем, так как на МИ-8 в качестве второго пилота на этот раз охотников поработать не нашлось, (никто никогда до этого не выполнял такую ювелирную работу с помощью авиации). Р.S И это было выполнено раньше, чем аналогичные работы, по сведениям из печати, проведенные в Санкт-Петербурге с привлечением альпинистов, как сказано, было впервые в мире. Видимо, мир для них ограничивался Санкт-Петербургом. Перед нами была поставлена задача - снять крест с купола, предварительно подвесив его на высоте 40 м на трос вертолёта, но при этом, не зная, как он закреплен под скорлупкой купола, которую нельзя вскрывать. К тому же, он дополнительно удерживался растяжками, которые до начала подъема нельзя отсоединять, и, вдобавок, во время войны крест падал, и с тех пор он удерживался этими растяжками. Как все это совместить, задача со многими неизвестными? Как снимать? На что отец Георгий заметил: «Если бы кто это знал, я бы к вам не обратился». В НИИ АУ Парашютостроения было утверждено техническое задание, которое в течение 2-х недель прорабатывалось наверху храма Чабаном Анатолием Петровичем и Кобылкиным Сергеем Николаевичем. «Сложность этого проекта заключалась в том, что без каких-либо альпинистских навыков надо было добраться до луковицы, вверху люк, по шпилю на крест и зацепить трос для подвески к вертолёту и убедиться, что крест, кроме растяжек, ничем не закреплен, или найти это крепление под скорлупой и освободить его. Начались работы - на куполе закрепили из узлов парашютной техники быстросъёмные замки, которые после закрепления креста к вертолёту, одновременным открытием замков, отсоединяли стяжки от кровли. Наконец, настал самый ответственный момент. По рации и переговорному устройству (СПУ) вызван вертолет, крест подсоединен к вертолету. Команда: «Подъем», - «голубятня» трещит, крест не выходит. Проскакивает мысль: «Неужели просчёт? Нет! Есть уверенность в расчетах и в мастерстве лётчика!». Но опорный штырь длиной семь метров упорно не трогается с места, раскачивая «стакан», упираясь в свод храма. Ставить назад растяжки долго, поднимается ветер, рассуждать некогда. Лишь опыт совместных работ бригады и экипажа на испытаниях и прежних работах дает уверенность в необходимости второго подъема». Четкие команды Анатолия Петровича, уверенные действия летчика Юрия Ивановича Кручинина, и крест вышел из зацепления с куполом. Работа удачно завершена в результате уверенных и слаженных действий команды, ни один раз проверенных при проведении летных испытаний. Кто кроме нас? Третий этап помощи церкви в жизни Анатолия Петровича, вообще не был связан с его профессиональной деятельностью. «То ли уже по привычке, то ли по убеждению, что человек все может, но отец Георгий поставил нам новую заковыристую задачу. Задумал он заменить старую кровлю луковицы купола собора на медную». Вновь сколотили бригаду: Кобылкин Сергей Николаевич, Канавин Сергей Викторович, Чабан Анатолий Петрович. «Перед нами была поставлена задача – соорудить леса на соборе, да не с земли, а, начиная с крыши первого этажа, и, чтобы на высоте вдоль всей луковицы, метров 20, они не касались кровли, включая концевую часть, где начинался раньше снятый крест. Решение - начать леса с крыши, значительно экономило и материал, и время. Но как доставить материал наверх без кранов и без лестниц на расстояние 15-ти метров от торца здания к центру? Пришлось поломать голову. Было принято решение сооружать канатную горку наверх, благо опыт верхолазов уже был. Объем работы очень большой, работы начали только в августе, а к зиме нужно храм перекрыть. На земле, собирали заранее просчитанные фермы, которые поднимали с помощью канатной дороги лебедкой вручную. Пролёты лесов у основания луковицы 9м, в центре 12м. Из материала - только доски. А рассчитывать, что кто-то к зиме перекроет купол, это не в наших правилах. Так и случилось, что леса зимой должны были выдерживать нагрузку от снега. Всю зиму приходилось ездить в Александров проверять конструкцию (дождь и снег могли внести свои коррективы). Хотя и уверенность была в надежности, принимали решение после наземных испытаний, применяя при этом инженерную смекалку и опыт экспериментаторов. На следующий год кровельные работы были выполнены успешно, наши леса пригодились при установке креста на прежнее место (уже позолоченного к тому времени), где он стоит и поныне. Благодаря энтузиазму всех участников необычного проекта, был так же облегчен труд по установке креста с лесов. Мастерство инженеров-испытателей. Со временем, помощь в восстановлении церквей перешла в Киржач. Храм на Селивановой горе, служителем в Никольской церкви отец Иван. По его заказу проводились работы по установке каркаса купола. Можно сказать, что нами была передана эстафета по выполнению монтажных работ. Установку каркаса купола начинал первоначально летчик Юрий Георгиевич Шаматонов под руководством также инженеров-испытателей ЛИК - Старовойтовой Натальи Владимировны и Демичева Бориса Алексеевича. На следующем этапе работы, после ремонта вертолета, завершал летчик-испытатель Юрий Иванович Кручинин. Наша работа в Свято-Благовещенском женском монастыре, начиналась также с дарения монастырю голоса - установки Биллов на звоннице. 02.01.2000 года поднимали Биллы (медные пластины) на звонницу, просто вручную через блок на верёвке. Максимальный вес пластины - 200 кг. В этот день мы впервые услышали церковный звон, который воспроизводится медными пластинами, а не колоколами. Несколько позже, для монастыря был заказан купол храма, который изготавливался заезжими мастерами своего дела на открытой площадке в Ефановском подворье монастыря под руководством матери Апполинарии. Установку планировалось проводить силами МЧС с помощью вертолета Ми-8 при условии, если будет проведено инженерное обеспечение». И снова работы по инженерному обеспечению были поручены Чабану Анатолию Петровичу, не имевшего никакого отношения к МЧС. Но только инженерным обеспечением для Анатолия Петровича дело не кончилось. «Работы по установке со стороны МЧС были спущены на тормоза, время шло. Пасха приближалась, на душе тревожно. Работы непочатый край по согласованию проведения работ с пожарниками, с администрацией города и ГАИ. Авиационные работы в центре города, дело не шуточное. После напоминания о серьезности работ, мать Мария обратилась в областное управление МЧС, но по какой- то причине был дан отказ от выполнения обещанных работ со стороны МЧС. Дело, как и в Александрове, зашло в тупик. Купол готов, инженерное обеспечение подготовлено. В НИИ Парашютостроения вертолета нет». Зато есть отзывчивые бескорыстные люди, и все в том же составе: Кобылкин Сергей Николаевич, Егоров Евгений Александрович и Чабан Анатолий Петрович, только уже под руководством Сивцова Юрия Олеговича. «Мир не без добрых людей, поехали за помощью к коллегам в Люберцы в вертолетное КБ. Сомнений было много. Не смотря на большой опыт монтажных работ по установке конструкций на одну, или, в крайнем случае, на 2 точки, с установкой на 8 рым болтов еще никто никогда не сталкивался». Многолетний опыт испытательской работы Чабана Анатолия Петровича позволил ему (с помощью заранее заготовленных им макетов храма и купола) убедить начальника летной службы о реальности безопасного выполнения данной работы, на что было дано согласие. И после предварительного ознакомления, что никакой фантастики в затее нет, было принято решение – установку купола начать во вторник следующей недели в канун Пасхи. Но не только эта часть работы была подготовлена к началу установки купола, осуществилась духовная связь с миром христиан в храме преподобного Романа Свято-Благовещенской женской обители - это Таинство крещения Анатолия Петровича и его сына, который совершил иерей Николай Мишин 01 апреля 2001 года... «Экипаж вертолёта КА-32 приступил к выполнению сложнейшего эксперимента в утренние часы при довольно благоприятных условиях, которые впоследствии начали ухудшаться. Время на раскачку после первой попытки не оставалось, горючее на исходе, все точки установки не поддавались стыковке. Но со второй попытки были устранены все недочеты путем грамотных и точных координированных действий всей команды. Главное - купол наверху, а доводка на место посадки - дело техники». Ювелирная работа по установке креста была поручена сотруднику из бригады изготовителя купола, с координацией действий Анатолием Петровичем с экипажем вертолета. В ожидании пополнения горючим для вертолета, ночью экипажу удалось отдохнуть в гостинице ЛИК. Наутро снова в бой - вызов на тушение пожара в Москву. Вот такая ответственная работа у летных экипажей-испытателей. Быть всегда в форме, готовыми приступить к выполнению любых поставленных задач, которые они решают быстро, слаженно и грамотно. Помогать всем - этому обязывает звание испытатель, также как спасатель. Спустившись с небес на обетованную землю, в благодарность приятно было нашим героям слышать заздравицу в исполнении хора женского монастыря и принять на память от души подаренные иконы, и еще много лет получать поздравления с церковными праздниками от матери игумены Свято-Благовещенского женского монастыря с сестрами. Не исчезла еще доброта людей, понимающих, что сущность благотворительности в бескорыстии любви к ближнему, как это понимали киржачские парни, работавшие на благо церкви и всего христианского мира. Они не растратили запас энергии, полученный от приобретенных знаний в институте, и постоянно пополняемый учебой на курсах в школе летчиков-испытателей. Честь и хвала им! Эти ребята герои нашего времени. Достойный труд. У Анатолия Петровича, как у ведущего инженера по испытаниям всех видов парашютной техники, был запас прочных знаний, который он получил, будучи студентом в московском вузе МАИ, потом приезд в город Киржач на аэродром в 1971 году на должность инженера, отработав один год, служба в армии в ракетных войсках. Медицинскую комиссию проходил дважды, врачи настаивали на сердечной болезни и не допускали к службе в армии. Но всё устроилось и вот она служба. Два года прослужил Анатолий Петрович в Кировской области в военном городке «Юрьев-2». «Представ перед командиром воинской части, мне предложили начать службу на двигательных установках, заправщиком или заниматься прицеливанием». Так Анатолий Петрович начал исполнять свой служебный долг в должности начальника расчёта двигательных установок. «После службы вернулся в Киржач, время шло, дочка подрастала». В 1976 году Анатолий Петрович получил допуск к летным работам в качестве инженера по летным испытаниям, а в 1978 году первым из НИИ Парашютостроения, после прохождения курсов в школе летчиков-испытателей, получил 2 класс ведущего инженера по летным испытаниям. Когда летных работ стало мало, в 1991 году назначили пенсию, Анатолий Петрович с головой ушел в продолжение своей деятельности в изобретательстве. Внедренные им изобретения, как отмечалось на одном из мероприятий общества изобретателей, давали экономию больше, чем изобретения всех предприятий Киржача вместе взятые. В арсенале у Анатолия Петровича множество заявок на изобретения и три патента на изобретения. Умение и мастерство инженера-испытателя НИИ Парашютостроения он воплощал на протяжении всей своей трудовой жизни. Рассказывал мне Анатолий Петрович и о своих сослуживцах, об их изобретениях и успехах. Во многом ему помогал Виталий Георгиевич Лаврик. Среди множества благодарностей, наград, медали ВДНХ, звания почетный авиастроитель и других поощрений, приятней всего для него поздравления от матери Марии и игуменьи Феодосии, настоятельницы женского Свято-Благовещенского монастыря. Выйдя на пенсию, Анатолий Петрович, продолжает изобретать, сейчас оформляет патенты уже на новые изобретения. Судя по наградам и результатам трудов Анатолия Петровича, государство достойно оценило его труд, назначив ему пенсию по выслуге лет за испытательскую работу в 45 лет в размере четырех средних пенсий по стране, а с 2010 года и государственную пенсию за работу в летно-испытательском составе, которую он получал до 2014 года. По воле сотрудников пенсионного фонда, то ли из-за некомпетентности или безграмотных действий по истечению 22 лет, его лишили права на пенсию за выслугу лет. Теперь его пенсия не дотягивает даже средней пенсии по стране. Но борцовский характер в поиске справедливости, как и в работе, вселяют ему уверенность в правоте, и, надеюсь, что всё будет замечательно у героя сегодняшнего рассказа в семье, и в творчестве. В этом году так совпало, что День Космонавтики и Пасха Христова будут отмечаться 12 апреля. Летные работы в небе над нашим городом и на небесах под куполами храмов навсегда останутся в душе Анатолия Петровича и его сослуживцев. Вам, Анатолий Петрович, успехов в творческой деятельности в области инженерии! С наступающей Светлой Пасхой! С праздником всех христиан! Христос Воскресе! Текст подготовила Колыбанова Г.Г.